Skip to main content

МАРТИНИ Симоне

МАРТИНИ Симоне Martini, Simone

(ок. 1284, Сиена - 1344, Авиньон) итальянский художник

Без сомнения, Симоне Мартини был учеником Дуччо, рядом с которым он постигал основы живописи, когда учитель работал, например, над «Маэстой» из Сиенского собора. Тем не менее самое раннее подписное произведение Мартини - фреска «Маэста» (1315, Сиена, Палаццо Публике) - не несет в себе следов влияния Дуччо. Эта большая и великолепная композиция отражает готическую сиенскую культуру и опирается на французские образцы. Группа ангелов и святых под чудесным балдахином вокруг драгоценного трона Богоматери производит впечатление скорее светской королевской церемонии, чем мистической литургии. Обстоятельства, при которых Симоне Мартини познакомился с искусством северного Возрождения, остаются неясными, хотя можно предположить, что он был знаком с миниатюрами, ювелирными изделиями и изделиями из слоновой кости, созданными мастерами Иль-де-Франс, в ту эпоху очень знаменитыми и широко распространенными в крупных итальянских городах. Нужно отметить также, что некоторое время художник поддерживал контакты с неаполитанским двором, где 23 июля 1317 вместе с титулом рыцаря Роберт Неаполитанский пожаловал ему крупное состояние.

Отношения Симоне Мартини с двором Роберта Неаполитанского, вероятно, восходят к более раннему времени, несмотря на то, что дата 1317 считается наиболее приемлемой для большой алтарной картины «Св. Людовик Тулузский коронует Роберта Неаполитанского» (Неаполь, Каподимонте), поскольку канонизация св. францисканца, который был братом короля, произошла именно в 1317. Это предположение подтверждает и стилистическая эволюция мастера, если сравнить алтарь с «Маэстой» (1315). Пределла алтаря, представляющая пять сцен из жизни святого, свидетельствует о живом внимании, которое художник проявлял к рациональной интерпретации тосканских открытий того времени, в частности Джотто, не забывая при этом о духе французской готики. Подобный стиль развивается в цикле фресок «История св. Мартина» в капелле Сан-Мартино нижней ц. базилики Сан-Франческо в Ассизи (возможно, самое совершенное произведение художника и одна из вершин готического искусства в целом). Фрески этой капеллы, для которой Мартини сделал также рисунки витражей, были заказаны кардиналом Джентиле да Монтефьоре, умершем в Тоскане в 1312. Отношения этого прелата с анжуйским домом объясняют тот факт, что Мартини был избран в качестве иллюстратора легенды о бывшем епископе Турском, христианском проповеднике Галлии, и среди всех святых выделил Людовика Тулузского.

Сцены придворной жизни и вековые обычаи, достойные сравнения с произведениями художников Филиппа Красивого, выделяются на тосканском фоне «джоттесков». Следует отметить, что Мартини придавал огромное значение организации пространства, архитектонике, спокойному и размереному ритму некоторых композиций («Сон св. Мартина», «Размышления св. Мартина», «Освящение капеллы кардиналом Джентиле да Монтефьоре»). В изображении других сцен, напротив, заметно увлечение роскошью (в чем сказалось французское влияние), возводящее готический язык на невиданную до сих пор ступень оптической глубины и элегантности, благодаря чему можно ощутить естественную и осязаемую красоту, предвещающую основные психологические элементы «интернациональной готики». Возможно, именно это совершенное равновесие различных культур и вкусов побудило исследователей датировать фрески в капелле СанМартино более поздним временем (1320-1330).

Однако сегодня более верной кажется дата 1317, как и предполагал Кавальказелле (1885). Полиптих «Мадонна с младенцем» в окружении «Святых» и «Пророков» из ц. Санта-Катерина в Пизе (1319, Пиза, Нац. музей) и два полиптиха из Орвьето (1320, музей собора) имеют точные датировки, подтверждая раннюю зрелось стиля Мартини. Самым поразительным примером его стиля является часть одного из полиптихов из Орвьето «Святая мученица» (Оттава, Нац. гал.). Возможно, в 1326 Симоне Мартини создал «Св. Ладислава» (Альтомонте, ц. Санта-Мария делла Консолацьоне) уникальный фрагмент придворной роскоши той эпохи. Следующее произведение Мартини датируется 1328: большая фреска с изображением кондотьера Гвидориччо да Фольяно, украшающая стену Зала Маппамондо сиенского Палаццо Публике. Ее концепция нова и достойна основателя школы европейской готики. Художник изобразил сиенского кондотьера верхом на лошади; его силуэт вырисовывается на фоне широкой панорамы холмов с замками и военными лагерями, напоминающими о завоевании крепостей Сассофорте и Монтемасси. Эта сцена носит откровенно светский, рыцарский характер и освещает идеальным светом легенды повседневное мирское «лицо» общества того времени.

Тем же, 1328 датируется полиптих «Блаженный Августин» с четырьмя сценами из его жизни (Сиена, ц. Сант-Агостино) живое и светлое повествование о чудесах, композиция которого находится в тесной связи с флорентийской культурой Джотто и с современными исканиями братьев Лоренцетти. В 1333 вместе со своим родственником Липпо Мемми Мартини исполняет главный алтарь «Благовещение» (Флоренция, Уффици), находившийся прежде в капелле Сант-Ансано сиенского собора. Мемми обычно приписывают изображение двух святых на боковых створках, а Мартини «Благовещение», изысканная ритмичная абстракция которого стала образцом готической стилизации для нескольких поколений сиенских художников. Роль Мартини в развитии готического вкуса в живописи не ограничивается названными работами: она приобретает исключительное значение также благодаря поздним произведениям, которые художник создал в Провансе, при папском дворе в Авиньоне, куда он приехал вместе со своим братом, Донато, в 1340.

На протяжении последующих четырех лет Симоне Мартини заканчивает серию картин, где поиски готической абстракции смягчены нежным чувством реальности. Динамическая патетика пронизывает полиптих, исполненный, возможно, для Наполеоне Орсини (который умер в Авиньоне в 1342) и найденный в 1826 в Дижоне. Полиптих включает в себя сцены «Несение Креста» (Париж, Лувр), «Распятие», «Снятие с Креста», «Благовещение» (Антверпен, Кор. музей изящных искусств), «Положение во гроб» (Берлин-Далем, музей). Створки диптиха «Возвращение Христа из храма» (1342, Ливерпуль, Художественная гал. Уокер) завершает творчество мастера, который играл ведущую роль в формировании провансальской культуры. Большинство фресок Мартини на портале ц. НотрДам-де-Дом («Христос благославляющий», «Кардинал Стефанески, поклоняющийся Мадонне») не сохранилось, но от них остались замечательные «синопии». Фреска «Битва св. Георгия с драконом» утрачена полностью. Более отрадное чувство вызывают миниатюры, созданные Мартини для рукописи Вергилия, принадлежавшей Петрарке («Аллегория Вергилия с Энеем», «Буколики», «Георгики» - Милан, пинакотека Амброзиана). Мартини приписываются также следующие произведения: «Мадонна» из Лучиньяно (Сиена, Нац. пинакотека); полиптих (Бостон, музей Гарднера); «Распятие» (Сан-Кашьяно ин Валь ди Пеза, ц. Мизерикордия); полиптих - «Мадонна» (Кельн, музей Вальраф-Рихарц), три «Святых» (Кембридж, музей Фицуильям) и «Святая» (частное собрание); «Иоанн Евангелист» (Бирмингем, Барберовский институт); «Мадонна» и «Ангел» из «Благовещения» (Санкт-Петербург, Гос. Эрмитаж; Вашингтон, Нац. гал.). У Мартини было много помощников, помимо Липпо Мемми и брата Донато, самостоятельные работы которого не известны. Он оказал непосредственное влияние на многочисленных учеников (Мастер Мадонны из Палаццо ди Венеция, Мастер Мадонны Штраус, Чеккарелли) и почитателей (Мастер Истории св. Георгия, Барна). Его влияние продолжалось и после 1350 (Липпо Ванни, Андреа Ванни, Тельяччи), и действительно, своими темами (его «Благовещение» служило образцом для бесчисленного множества художников) и утонченной роскошью он определил своеобразие сиенской школы живописи вплоть до середины XV в. Черты его стиля можно обнаружить и в Пизе, Лукке, Неаполе и в Провансе (Мастер створок из Экса, Джованнетти). 

35